February 2nd, 2012

white

Конец прекрасной эпохи

Написал две статьи, одну в ру-сру, про то, что с постмодернизмом нужно бороться пошлостью (никому не нравится). Другую в литературку, про то, что с постмодернизмом нужно бороться "детскостью": искренним отношением к законам литературного рынка, любовью к читателю и всем хорошим. Посмотрим. Если второй вариант понравится, значит, был прав, и бороться надо пошлостью. (Пошлость очень нравится людям, считающим себя борцами с пошлостью. Так пошлость даже сама себя побарывает.)

И теперь про кота. Жалко, нет под рукой фоточек. Как уже сообщалось невнимательным читателям в журнале Глеба, у Глеба теперь есть кот, его зовут Гадя, потому что он много какает. Мама у него британская голубая, а папа вольный москвич. От мамы Гадя воспринял стать и характер (ровный, дружелюбный, на руках не сидит), от папы - ненависть к собачьему лаю, точёные скулы и мужественный подбородок (истинные британцы кругломорды). Про Гадю есть такие идиоматические выражения: "психосоматическая блоха" (это когда Гадя неизвестно зачем чешется) и "песни британских славян" (когда мурлыкает). Ещё Гадя умеет читать стишки.

Вот и всё покамест про Гадю.

Теперь мы хотим кота типа Мэйн Кун, но они дорого стоят денег. Подарите мне, ответственному литработнику, котёнка типа Мэйн Кун, пожалуйста. То-то и посмотрю, так ли вам дорого ваше будущее в литературе, как вы обманываете!

И ещё. У вас билайн деньги тырит?