March 8th, 2012

white

"Девочки", свобода и чёрт

Кому простите грехи, тому простятся;
на ком оставите, на том останутся

(От Иоанна 20:23)

Мужественный муж, получивши кренделей от жены, скачет вон из избы; на пути табуретка. За Гитлера!.. (Оглушительный удар по табуретке ногой.) Н-на! (С аккуратным треском переламывается большой палец.) Получай, сука!.. (Прыгает на одной ноге.)

Как-то так я представлял себе причины внезапного обрушения общественной мысли на столь невинный информационный повод. Ну, я про этих самых, поймали-то которых. И мучают. Про девчонок.

Я думал как: одни, обломавшись с героическим походом на Кремль, срывают зло на табачно-опиумном союзнике Кровавого Палача. Другие, малость отойдя от азарта, с коим защищали Кровавого от этих одних, думают: тьфу ты, а как же я дальше буду? Мне ж среди них кормиться, я ж тоже как-никак креативный класс, журналист! И бросились искупать вину.

Запятнавший себя неучастием в митингах Митя Ольшанский (с элегично ниспадающей на щеку ресницей):

- Христианство должно быть всё такое внезапное!.. Девчушек надо как-нибудь сумасшедше неожиданно понять и простить! Ах, если бы я был обер-прокурором Синода…

Весь в крови умучанных (и брызгах блевоты тех, кому это не «понравилось»), Паркер-Кононенко вытирает лапы об фартук:

- Кхе-кхе. Значитца, зявлениё. Ибо потому как имею мнениё. Гражданы! Оно ж баба ить! С титьками… И дитём.

(Верно, у одной из участниц ввергнутых в узилище Pussy Riot определённо есть ребёнок. Collapse )