March 1st, 2013

white

Аплодисменты как выражение воли к власти

На концерте классической музыки самое волнующее - паузы между частями произведения. Вот только отстенало, отбушевало, отлилось - и. Глухая чернота перед рождением, перед сотворением мира - после конца всего, после жизни и смерти.

Коснуться первозданного Хаоса - вот что такое для меня эти паузы. Как если бы, представьте, вам предложили полюбоваться в иллюминатор на Чёрную дыру. Своими глазами.

Однако многие люди именно в такие моменты любят похлопать. Именно в паузах между частями. Дирижёры нервничают, первые виолончели иронически покачивают головами, ведущие концертов умоляют перед антрактом: ради святого Иулиана Каппадокийского - телефоны, и не хлопать в паузах!..

Всё равно хлопают.

Мне в такие моменты всегда, во-первых, мучительно стыдно (я же ведь тоже - публика), а во-вторых, всякий раз изумляюсь до глубины души: но как же, неужели они не слышат? не слушают? А зачем же тогда пришли?

Чтобы передать противоречивость и сложность чувств, охватывающих меня в такие моменты, объясню: хлопать в паузах между частями, это как пердеть во время первого поцелуя. Она такая в лунном нимбе волос, облизывая влажные губы, хрипло: "Не перди, пожалуйста, любимый", - а ты: "Угу", - и всё равно, едва к вратам припадая: "бдщь! бдщь! др-р-р-р..!"

ПОЧЕМУ?

И вдруг я понял. Разумеется, не со зла и не специально. У них своё счастье. Мне на чёрную дыру посмотреть, а им - успеть первыми. Это важно. Поэтому нельзя упустить ни одного шанса.

Ведь представьте, какой кайф: вот ты захлопал. Словно тоненький срывающийся голосок: "Ва-та-аку-у..." Пылинка в мироздании, ноль, безделица. Но кто-то прыскает за тобой, и вот уже громче, громче: "Ур-р-р-р..." Физически ощущаешь, как крылья аплодисментов растут за твоей спиной.

Твои крылья, ты поднял их. Наивно это и смешно, но так легко... Поэтому, наверное, и на концерты ходят.
white

О свободе творчества



Большое счастье для художника – не задумываться над своим предназначением. Откуда взялась нынешняя «либеральная интеллигенция»? Не решался вопрос утилизации «лишних людей». Если человек никому не нужен, ему же обидно, ему тогда тоже никто не нужен – «так пропадай же ты совсем».

Самая важная мысль зажёвана в конце: художник (с точки зрения себя) существует для того, чтобы показать людям, что он видит и как он видит, а с точки зрения людей - для того, чтобы дать им возможность почувствовать: "Вот именно это я и хотел сказать". То есть не для того, чтобы высказаться самому, а для того, чтобы подарить зрителю эту возможность, чтобы быть его инструментом высказывания. Когда художник это понимает (и принимает), для него наступает счастье.

http://rusplatforma.org/publikacii/node954/