December 17th, 2013

white

Главное русское искусство

Недавно я спросил у друзей в бложике на фейсбуке: «Главное русское искусство? Отвечать быстро!» И первые несколько человек ответили быстро: «Балет! Литература! Кино и цирк! Питие! Плакать!» Или – просто матом.

Из чего я сделал открытие, что русский человек: а) отзывчив (могли бы вообще не отвечать на непонятный вопрос, заданный в хамской форме); б) легкомыслен (чуть что – ругаться, чуть что – шутить); в) чувствителен до плаксивости (к французским инновациям, каковыми являются балет и литература).

Вот это мой народ, да. Узнаю. (картинка)

Потом люди подумали, и стали отвечать подробнее, хлеще:
http://lgz.ru/blog/blog_Lev_Pirogov/68/
white

Русский али либо российский?

В противопоставлении "русский или российский" с благославления одновременно националистов и либералов (которые всегда идут рука об руку, изображая при этом борьбу нанайских мальчиков; я на протяжении года наблюдал это лично, изнутри национализма, и сомнений не осталось: это одно племя, одна программа, один центр управления полётами) - так вот, в противопоставлении "русский или российский" существует подмена смысла: дескать, русский племенной национализм против общечеловеческого либерального интернационализма. На самом деле, ничего подобного. Русский - это не племя, не этнотип. Русский - это нация, то есть как раз то, на что якобы упирают либералы, говоря "российский". Если нанаец сделал что-то важное для России, он русский - солдат, врач, путешественник, учёный. А если не сделал ничего особенного, ничего существенного, можно провозгласить его и нанайцем: "первый нанайский космонавт" (хорошо себя вёл, не нажимал ни на какие кнопки).

А помогают либералам (чтобы их замена русских российскими имела смысл) - именно националисты, делающие вид, что "русские" - это не корпорация строителей нации и государства, а одно из составляющих эту нацию племён, что русского можно очистить от государства до некоторого первозданного, первородного "биологически чистого" состояния.

На самом деле противопоставление "русский или российский" не о национализме и фашизме, не о форме ушей. Оно о государственном строительстве. Либералы и националисты государственного строительства ни в коем случае не хотят - каждый по своим причинам, но не хотят вместе. Поэтому у них Пушкин арап, а Бродский, наоборот, великий русский поэт. Чтобы запутать и обессмыслить: ведь Пушкин мыслил государственно, исторически, а Бродский - растекался белочкой по Уорфу - Сепиру: ла-ла, мартобря, Язык...

Русские побеждали в войнах и строили города, а российские хотят в Евросоюз, потому что це счастичко.
white

В соседнем доме окна жолты, аптека, улица, фонарь...

Надысь сидим с дитём - проходим раскрашивание цветными карандашами мячей. Звонок в дверь. Ну, думаю, жена с полными руками съедобных покупок - не может открыть дверь. Бегу. Открываю, а там... как это сказать... Чудо?

Да, неземное. Гений чистой хипстерской красоты. На тоненьких модных ножках, в чём-то вздыбленном на голове, в элегантной косынке... "Здравствуйте, с праздником вас!" - говорит. Я, ещё не вполне переживший попытку продажи мне "в подарок" керамического ножа, зверею. "Короче!.."

А голос у меня, надо сказать, когда я пытаюсь придать ему властные нотки, звучит препротивнейше. "Кяр-рёче!.." Оно такое ресницами хлоп-хлоп-хлоп, как испуганная птица крыльями... "У нас открылся магазин парфюмерии, хочу пригласить вас..."

Боже, думаю, мой... В доме - половина старух. Площадки перед мусоропроводом вечно засраны. И это неземное, неопределённого полу-гендеру, пришло меня пригласить. Я в шлёпках, трениках, с пузом, обременённый Глебом... Какая парфюмерия, ёпт?

Подумалось: а ведь это ж народники. Как есть народники - бродят по деревням, учат злобный дикий народ прекрасному, перехватывающему дыханье марксизму.