Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

white

(no subject)

Итоги выборов не сказать чтобы беспримерно радовали. Приятно, конечно, наблюдать унижение Страшного Врага - парнаса и ананаса, но немного печалит, что на выборах опять победила партия, палец о палец не ударившая ради победы. Русский народ, безуспешно грызущий гранит парламентаризма, похож на нерадивого ученика, которому учёба - одно мучение. Отпустите вы его на волю - на свирели играть, слушать, как трава растёт, петь протяжные песни... Верните взад проклятый царизм и представительную демократию, а прямого избирательного права не надо. Нехорошо, стыдно над людьми издеваться.
white

​Важнейшим из искусств является балалайка

Литературный критик Лев Пирогов о ключевых понятиях эстетики XXI века.

Искусство (в современном его состоянии и понимании) происходит из фокуса. Не из обрядового действа, как многим бы хотелось и как многие утверждают, а из ярмарочного кривляния. Из упорной тренировки и инженерной придумки. «Из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил», в общем. Музыка начинается с этого. И изобразительное искусство начинается с этого. И литература начиналась когда-то с этого — с техники (секрет, к сожалению, утерян).

Литературный образ, чтобы запомниться, должен слегка удивить. Должен превратить что-нибудь одно во что-нибудь другое. Метафора — это когда одно выглядит и звучит как другое. Деревяшка с жилой — как скрипка, балалайка — как синтезатор, бумага и карандаш — как стакан.
white

Желание быть испанцем

"Мне рассказывали: жила в восьмидесятые годы прошлого века в Москве на проезде Шокальского одна женщина. Как её звали, истории неизвестно. Да это и не важно. Так вот, эта женщина испытывала очевидное желание быть испанкой. Как в одноимённом стихотворении Козьмы Пруткова:

Дайте мне мантилью,

Дайте мне гитару…"

Collapse )
white

(no subject)

Тут Артём Владиславович Рондарев интересовался, как можно отличить хорошую актрису от плохой. В этом я ему помочь не могу: тут нужны культура, художественная интуиция и воспитание чувств. Но вот я зато знаю, как отличить плохую музыку от хорошей. Это просто.
Когда она начинается, следите внимательно за музыкантами и особенно за солистом, если он ещё не запел и делать ему пока нечего. Если вдруг кто-то из них начнёт качать головой или другой частью тела - типа "ловить ритм", значит, музыка говно. Серьёзные исполнители этим сроду не занимались. Серьёзные исполнители играют - будто кнопочки нажимают на пульте электрификации всей страны. А "тащиться" от своей "музыки" ("о-о-о, я тащусь!.. ты видиш как я тащусь, бебе? ты тащишся?") - это только распоследний мудак будет.
Актёрам-первокурсникам во время этюдов запрещают "курить" и "выпивать" (делать то, что делают, когда нечего делать), писателям-первокурсникам - писать рассказы о том, как они пишут рассказ, а музыкантам-первокурсникам надо запретить "ловить ритм".
Вангую стопетсот нарезок с ютупа, где качают головами всякие авторитетные для вас личности, так должен предупредить: это говорит лишь о том, что все они мудаки.
white

Звуки и запахи

Вот же было время дурацкое - пожалуй, ещё более стыдное, рабское и тупое, чем девяностые с их богданом титомиром и охренелостью, - это самое началишко нулевых с романтикой обуржуазивания, пивом "Хуегартен" (именуемым у нас "хоэ..."), группой "Тайгер лиллиз" и журналом "Афиша". Помню, тогда всякий литпорожняк надрачивал на Земфиру. Дураки Кузьминский и этот... ну, пусть будет Воденников - сопели в четыре ноздри: ах, Земфира! Лучший поэт современности! (Один из лучших, - поправлял Воденников.) А мне уже тогда было всё понятно, хоть я против Земфиры ничего не имел.

Но я видел своим безупречным зрением эстетика, что это явление "общественное", бурдьянское, запах подмышек случайной попутчицы в метро, гипноз, аберрация близости. (А может, то был Бавильский? Мне скучно без Димы Бавильского! Как он там? Уже ректор чего-нибудь? Не умер?)

Если же вам хочется побаловаться молодёжными ритмами и всё такое, но не уронить себя при этом в говно, - это к Юлии Дмитриевне, видел я своим зрением эстетика. Тут без подмышек. Чистота и высота. Лучший не лучший, но академичный, как ледяная вершина, как духовой оркестр под картечью, или как немецкий профессор философии из Аненербе в горах Тибета. Стек, монокль, гегльянская отчуждённость.

У Земфиры своя прелесть - она физиологична, психологична, но место психологии, как известно, в лакейской. Это прелесть коммунальных кухонь и заклоплённых матрасов. "Футбол нашего детства", примус, перепих за занавеской, повесть Юрия Трифонова "Обмен", все дела. Это жирный культурный пласт, но это не для белых людей. Типа как ролин стоун и лед цеппелин - музыка обезьян, хоть даже местами и хорошая. А дипарпул и юрайхип - белая музыка. Музыка Гейдельберга и Иоганна Христиана Фридриха Гельдерлина, хоть местами и барахло. Но, как говорит писательница Татьяна Набатникова, "наша земля там, куда лягут кости наших солдат".


*  *  *
Итого. Полночь, XXI век. Земфира, несколько раз умерев от рака и спида, женилась на Ренате Литвиновой, а Юлия Дмитриевна поёт для русских ополченцев на Донбассе.
white

Про чёрные глаза и колготки

Я думал, что певец Джиган - это что-то типа Айдамира Мугу ("чорнии глаза - вспа-минаю у-мираю"), а это, оказывается, софт-рэп. Заценил один клипешник, потому что там Юля Савичева, а я её люблю, она похожа на Инну Ульянову. Очень хороший клип. Немножко длинный (чувство неловкости всё же неизбежно, когда смотришь и слушаешь что-нибудь тебя недостойное), но пробирает - до мурашек!

Collapse )
white

(no subject)

Пис, мэйк лав, мэйкап арт. Скользкие и потные, дружба-жувка. Дай дослюнить твой окурочек, на, пожалуйста, дослюни мой окурочек. Витя Цой, брат. Да, брат, да. Майк... Джим... Джими... Дженнис, я бы ей вдул. А ты бы вдул, брат?

Гениально, старик, ты гений. Хэм, Солж, Вася Аксёнов, Паланга. Старый Тоомас. Дай, пожалуйста, пососать твою трубку. На, пососи её. Я бы вдул Элле Фицджеральд, старый, а ты? Я бы - Диззи Гиллеспи.

Йоу, бро. Тцап. Опенэйр, мутить. Ноу. Фриланс, блеать. Рассылки. Бро, забей. Дунешь? Слава Украине. Слава Украине, блеаать...
white

Про Артёма Рондарева

Чё-то, думаю, Артёма Рондарева не видно? Не заболел ли? И так тревожно сделалось на душе, что прямо метнулся к нему на страницу - с неясным планом, написать, что ли, личное сообщение: "Вы не захворали, Артём?", облапить, закрыть собой, прижать к пузу...

Ан, нет. Исправно поставляет свои столь дорогие нам всем брезгливости. Не от ущерба вовсе происходящие судьбы и характера, а единственно от того, что, ежели человек брезглив, то ему и жить-то никак иначе в этом мире не можно, помните, Гарри Галер поморщился на лекции какого-то чорта перед концертом чорта какого-то, типа Моцарта? Я бы посмотрел, если бы у меня была эта книжка. Он поморщился - беспомощно и страдальчески, как морщусь я, когда Артём Ваграфтик или ещё какой-то другой чёрт говорит по радио "Орфей" (99,2 FM) "обнимаю вас музыкой".

Он пишет, милый. Только я отчего-то теперь этого не вижу. Артёма захлестнула волна сочувствия встающему народу с колен пылающей Украины, и бабушка Фейсбух, Фейга Ицковна, развела нас за уши по разным углам, чтобы он не видел меня, а я его, и мы не поссорились. (Будто бы такое возможно.)

Артём заступается за право народа кидать бутылочки с коктейлями Молотова-Рибентроппа в милиционеров и других злых людей. Нельзя, пишет он, за это ругать. "Это если бы восставшим евреям из варшавского гетто (и гомосексуального лобби, я добавлю - Л.П.) сказали: ты стрелял, ты убивал, ты нехороший..." И дальше, как обычно, про Мартин-Бубера. (Или Бибера?)

Слава Богу, подумал я. Здоров.
white

Прораб не нужен



"«Начинающий диджей Анатолик и всемирно известный виолончелист Владимир Чижов...». Всё. Дальше можно не читать. Как говорилось в киношном первоисточнике, «скрипач не нужен».

Но как-то даже беззлобно, по-доброму, энтомологически интересно становится: для чего это? Тотальное переделывание прорабов во всемирно известных виолончелистов?

Это обеспечивает кассу, приносит дом за городом? Барбекю, лужайку и собаку-ретривера? Ну тогда, наверное, да, дело святое. Хотя все-таки непонятно, я-то почему при этом должен присутствовать. А если не должен, то как же, куда мне? А может, лучше вы туда?

Нет, по-доброму у нас не получится.

Эй, верные мотыги Пол-Пота и Иенг-Сари! Эй, хунхузы и хунвэйбины, красные кхмеры и другие крайне нам необходимые вещи! Я хочу, чтоб к штыку приравняли ребро! Не троньте прорабов, сволочи!.."

http://svpressa.ru/culture/article/67066/