Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

white

Про Гребенщикова и Стива Джобса

А вам какие песни "Аквариума" нравятся?
Мне раньше нравились "Лети, мой лётчик, лети", "Никита Рязанский", "Сестра"
(дык, ёлы-палы, нам не так уж долго осталось быть здесь вместе)...
Это если не под портвейн. Если под портвейн, то тут отдельный вопрос.

А в последнее время всё больше нравится:
"Мир... как мы его знали... и чёрт с ним!.."

Об этом я и написал пару слов:
http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Mir-kak-my-ego-znali-podhodit-k-koncu

а люди почему-то обиделись.
Нет, я их понимаю. Самому, когда писал, смешно было, но всё же.
Но всё же, люди, это же я, брат ваш, вы чё? Нам не так уж много...
Нет, гонят. Гонят и плюют шариками из промокашек вслед. Эх, вы.
white

(no subject)

А вот если две бутылки стоят: водка "Злая" и водка "Добрая" - вы за какую проголосуете?

(По-моему, очевидно, что "Добрая" тут - в значении "ух, злая".)

Считается, что отобрать "лучшее" всегда как-то проще, чем отобрать "худшее": во втором случае возникает вопрос, а каковы же критерии отбора? Как будто в первом случае критерии очевидны... Хотелось бы такой сборник издать - "Худший русский рассказ".
white

Емелин и др.

И так бывает: люди пишут "спасибо за интервью с Емелиным, вы открыли мне Поэта". Оказывается, это возможно ещё. Ну и хорошо, вам спасибо. Однако же навеяло; по мотивам.



Все, положим, знают человека с бумажкой.
А вот человека, чьё ухо (и вдобавок очки), знают не все.
Но я не из не их числа.

Этот человек, положим, автор стихотворенья:

Хороша, кровава мери
В боулинге нашем,
Выпил их вчера четыре -
Был уставши.

Пиццу съел, коньяк и пиво,
Кофе и печенье,
Так накрылась перспектива
Похудения.

Сто грам водки, бренди-колу
Клинского 2 раза...

На палубу вышел - сознанья уж нет,
Харизма его покидала.
Над ВДНХ разгорался рассвет,
Которого не волновало.


...и не которых других. Ну, дорога вата, конечно.
Но по очень большим заявкам я могу поцитировать безплатно ещё.
white

(no subject)

Кто-то, кажется, хороший человек один, говорил, что роман - это когда надо жить долго. Когда книжка слишком плотно сбита-подогнана, выдержана по темпо-ритму и "спадам-нарастаниям напряжения", в общем, когда в ней есть всё, чего не умеют делать писатели (а только голливудские сценаристы), это хорошо, но не очень хорошо для романа. В романе, как и в жизни, должны быть спады, провалы, никчемушные и необъяснимые места. Он может быть так-так, а потом этак-этак. Это не потому, что автор с ним мучался и не умеет писать. Не только поэтому.

В противном случае роман будет казаться игрушечкой. Вещицей, литературкой. А не "как жизнь".

Проблема в том, что правильный роман, как жизнь необъяснимый, трудный и долгий, нужно долго читать. С наскока его не возьмёшь, к нему нужно привыкнуть. А кто ж будет тратить на это время. Зачем? Если можно потратить его на то, чтобы просто жить.

С другой стороны, тратим же мы жизнь на телесериалы, не жалко.

Но там легче - регламент. Серии. Понемножечку, регулярность. Впрочем, и в романе на то главы есть, но с романом ты сам по себе, вот и трудно собраться (то ли почитать, то ли в интеренет потупить, то ли вон суп пойти сварить, а там уже пора за дитём), а с сериалом ты не один, а со всем народом. Миром смотрим. Сериал не отложишь на потом: он в строго отведённое время начинается и заканчивается - если потупил в интернет, пропустил. Это дисциплинирует. Совместное смотрение сериалов (каждый в своей квартире, но совместно с народом) - это sobornost'. И лишку пересмотреть нельзя (как зачитаться - от чего потом может наступить пресыщение). Но главное - это что всем миром. Вместе делаем одно дело.

Вот почему телевиденье победило литературу в смысле убийства времени: телевизор один на всех, а книжки на всех разные. В чём секрет успеха "социальных сетей"? В том, что "все побежали, и я побежал", заняты одним делом. Всё же человек скучает по кучности. (Или, может, по близости. Помните, каким в 2001 году было ЖЖ? Все как братья и сёстры. Всего-то человек триста. Потом пятьсот, потом...)

Потом было потом. В последнее время и телевизионных программ становится слишком много, разобщение прокрадывается и сюда. И социальных сетей тоже много, можно выбирать, а где выбор, там нет счастья. ("Пиво есть?" - "Есть", - это счастье. А если "Пиво есть?" - "Какое?" - уже проза, скука. Чтобы было ощущение праздника, нужны ограничения, дефицит, нужно поститься.)

А читать долго мы разучились, потому что разучились несуетливо жить. Кто его поймёт, почему. У нас с другом было в юности развлечение - "пить пиво долго". Говорят, этим искусством немцы владеют: часами могут сидеть с одной кружкой: болтают, поют, смеются - короче, нажираются в хлам, хоть и, считай, не пили. А мы не умеем так. То ли оттого, что пьём не во время жизни, а вместо?
white

Весь национализм одним абзацем

Перепощивают тут креатив про дело профессоров. Там, в частности, говорится: "Стало быть что? Писать бредни про Катынь и Голодомор «этично», а про массовое дезертирство чеченов с фронта – «не этично»? То есть всё, что против русских – хорошо и допустимо. Ваня стерпит, была бы водка? Ну, а всё, что не укладывается в либерастический концепт, надо жестоко пресекать.

А и впрямь, - чешусь, про водку на миг забыв. Есть ли уже учебники, в правильном путинско-медведевском духе трактующие "проблему Катыни"?

Хорошо, по-моему, недавно написал (ПО ДРУГОМУ ПОВОДУ!) Александр Мелихов в "Литературной газете":
"Спастись от чувства бессилия мы хоть отчасти можем, лишь отождествляясь в своём воображении с чем-то могущественным, почитаемым и долговечным – ничего подобного, кроме национальной принадлежности, сегодняшний безрелигиозный мир предложить не может. И потому тот, кто покушается на наше национальное достоинство, действительно покушается на самые основы нашего душевного благополучия. Оттого-то из-за материального ущерба готовы на убийство лишь отдельные изверги, а из-за национального унижения – почти все. По крайней мере отвернуться, когда это делают другие".

Знаете, уже как-то хочется отворачиваться и впрямь. Начинает хотеться. От кого б только вот.
white

Бэкграунд. Рассказ. Посвящается.

Интрудер скакнул в метро и, ежась от нетерпения на эскалаторе, в два прыжка доехал до улицы Кирова, которую Лесин упорно не разрешал ему называть Мясницкой. Как будто не знает, что С.М. Киров был подонок из Ленинграда! А его настоящая еврейская фамилия Костриков.

Collapse )
white

(no subject)

Ага. Басинский ничего не поймал. Варламов поймал, а Басинский (вот дурак) дай, думает, я водки не буду пить. Это на рыбалке!!! Зимой-то! Дай, думает, чтобы водки не пить, буду пить виски. Ну и ужрался этими висками, а потом, конечно, блевал. Полночи его водкой отпаивали.

Я вчера хотел написать ответ Андрею Горохову, моему кумиру, который прекрасно разбирается в современном и классическом искусстве, тогда как остальные только пукают от злобы и хуй сосут, и даже написал, вот:

Уважанмп лрузя! Поскольку я сейчас фбсьывдлтьт амт азавтра

но не отправил. Поскольку на слове «азавтра» мои члены сковала усталость. И еще потому, что буквально за час до этого Данил Евстигнеев четырежды поцеловал меня в щеку и нос, прощаясь со мной на платформе метро «Тургеневская» после того, как мы с ним немножко выпили пива. Я, вообще-то, красивый. Многие мужчины любят меня. Однажды Денис Яцутко даже предлагал мне пососать хуй. Я уже не помню, как там планировалось, чтобы он мне пососал или чтобы я ему, да только все равно ничего трагически не получилось. Вместо этого Денис обблевал мне на балконе бельевые веревки, и мы остались друзьями.

Так вот, отвечаю. Про «маргинала» я немножко другое имел в виду. Немножко онтологическое. Как сказал Дм. А. Пригов (которого мы оба справедливо ненавидим, как ненавидят, например, группу «Битлз», которую ненавидят за то, что группу «Битлз» невозможно любить), «я был в епонии катул, а в риме чистый хокусай, а здесь, в москве, я тот, кто вот в епонии катул, а в риме чистый хокусай был бы».

Это глубоко научное стихотворение очень точно отражает мою позицию маргинала, которого интересует только навоз, только созерцательная жизнь на лоне деревенской природы, несуетно проводимая в каждодневной борьбе за жизнь, в поливании гряд, например, а надо опровергать дерриду какуюто. НАХУЯ? Для студентов РГГУ, которых я ненавижу? Зачем скармливать им мою и без того неэкономно расходуемую на пиво жизненную энергию?

По моему глубокому убеждению, в «некоей общей сфере идей», о которой толковал выше (а на самом деле ниже) Василий Шевцов, нет НИЧЕГО такого, что было бы непонятно моему деревенскому соседу Коле-немцу или моей бабушке. Все то, что существует как бы «сверх» опыта и понимания моих бабушки и Коли-немца, есть мертвечина, высосанная из пальца, выцеженная из зуба слюна, надстройка над данной человеку в ощущениях и опыте реальностью, голимая дерридовшина, и опровергая ее, мы уже играем на ее поле, уже скармливаем ей свои усилия, это как яма – сколько от нее не бери, она от этого становится только больше.

Я знаю, что Шевцов не согласен с тем, что «философия» проверяется Колей-немцем. Это, знаете, от непобитости. Вот такая вот уверенность в «сверховости» мысли и языка – она до первой пиздюлины. До первого столкновения с протекающей себе мирненько за окошечком действительностью. Попробую объяснить.

Collapse )