Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

white

(no subject)

Итоги выборов не сказать чтобы беспримерно радовали. Приятно, конечно, наблюдать унижение Страшного Врага - парнаса и ананаса, но немного печалит, что на выборах опять победила партия, палец о палец не ударившая ради победы. Русский народ, безуспешно грызущий гранит парламентаризма, похож на нерадивого ученика, которому учёба - одно мучение. Отпустите вы его на волю - на свирели играть, слушать, как трава растёт, петь протяжные песни... Верните взад проклятый царизм и представительную демократию, а прямого избирательного права не надо. Нехорошо, стыдно над людьми издеваться.
white

Американская учительница ужасов

Не нужно слов. Мои глаза всё скажут.

Я не прочёл о Деле Дженнифер Фихтер ни одной заметки, даже самой коротенькой.
Ориентировался исключительно на  заголовки новостей и обрывки чего-то прекрасного,
волнующего во френд-ленте:
white

Денискины метастазы

768318

«Народ глупее образованного сословия. (...) Почему грамотные должны ориентироваться на мнение неграмотных? (...) Жду возражений».

Вот до чего горд человек. Возражений ждёт - силушку в себе чует, готов биться. Сидит половинкой жопы на островке Разума, затапливаемом океаном безграмотности, и ждёт возражений.

Лучше б помощи попросил. Потому что, как известно, одна образованность - хорошо, а две - лучше.

Итак, популярно объясняю, почему грамотные должны.

Потому что тех других тупо больше.
white

РАКОМ ИЛИ НА КОРТОЧКАХ?

Поддался массовой истерии, ознакомившись с судьбоносной передачей Аркаши Мамонтова. Сподвигло на размышление про "сопротивление языка". Заметил, что мне трудно написать или произнести словосочетание "пусси райот", поэтому я его всегда пишу с каким-нибудь вывертом, а произносить и не произносил ни разу.

Я, например, не могу говорить "директора" или "учителя", только "директоры" или "учители", хотя когда другие говорят иначе, я этого даже не замечаю. Но когда самому надо сказать - замечаю, и если я скажу "учителя", у меня будет такое ощущение, что я разведчик на задании и задание моё - съесть какашку.

То же самое - не могу представить себя пишущим или говорящим слово "кощуницы". Это всё равно что пусси райот. "Патютя сюка-пука" - и пукнуть с серьёзным видом.

А какие у меня для этого есть свои слова? Да никаких специальных нет. "Девки", и только. Но в слове "девки" нет никакого политического подтекста, никакой оценки, никакого прецедента вообще. И именно так я внутри себя переживаю это событие - никак. Оно беспрецедентно, как Неуловимый Джо. А "реагировал" я только на колыхания вокруг него, в порядке "все побежали, и я побежал".

Та же засада и с общественной жизнью. Согласиться с любым, хоть самым здравым и очевидным доводом какой-нибудь белоленточной сволочи (типа "хорошо, когда хорошо") - появляется чувство, что тебя нагибают. А когда поддерживаешь режим - такое чувство, что приседаешь на корточки.

Вот вы бы из двух позиций какую выбрали?
white

Братка

Брат нашего министра образования работает министром футбола. Недавно у него брали интервью, о чём-то спросили. "Договариваться надо", - ответил брат. И как-то очень хорошо стало на душе от этих его слов. Надёжно, спокойно. Ведь не зарезала на самом деле Космоса и Пчёлу та сволочь. Выздоровели пацаны, работают.
white

Rock me Dostoyevsky


"Девчонки рисовали Прагу, Барселону и магазины.
Так что надежда только на женщин — возможно, они спасут мир".

Оля — учительница рисования в одной из элитных московских школ

Жена говорит, умные люди в трезвой и деловитой панике затариваются у букинистов школьными учебниками советского образца. Потому что то - реформы, а то - дети, и многие родители ещё на что-то надеются. Так же их родители и родители их родителей скупали спички, мыло и соль накануне исторических перспектив.

Выучится детка подпольно - глядишь протырится ещё, не заметят, возьмут в Прагу, Барселону и магазин. А если официально выучится - будет, как учительница рисования одной из элитных школ Оля, - свиней пасти.

Похоже на фантастический роман, где на плохо приспособленной к жизни планете выдают талоны на жизнеобеспечение, а если добровольно кремироваться, твой ребёнок получит дополнительный соц-пай и сможет приобрести относительно дорогой шунт в голову, с которым его возьмут рабом на космические галеры (предел мечтаний каждого нормального задрищенского мальчишки).

Лукьяненко, "Танцы не снегу", девяносто-какой-то год, гений, гений.
white

эвакуация

Может быт, кто знает - каковы были правила, особенности эвакуации из Москвы в 1941 году, в частности, для школ? Эвакуировались ли школы принудительно? Была ли возможность для учительницы школы избежать эвакуации, если школа эвакуации подлежала? Спасибо.
white

Китеж

Здесь было карстовое озеро, ушедшее под землю...

Мерзость, так сказать, запустения. Варварски неэффективное использование пространственных ресурсов. Сколько бы вышло паркингов, торгово-развлекательных центров, подземных гаражей, портянок для ребят. Вот куда бы "Румол", вот куда движение "Наши". Яростный строй гитар, все на БАМ, за туманом, за лесами и перелесками, где охотились отцы с луком и чесноком, там теперь сноровисто рыскают вездеходы, лесорубы прокладывают дорогу, по которой уйдет из тайги зверье, уйдёт вода из реки, рыбы и птицы забьются в чащобы, туда, где есть ещё хоть немного покою, хоть чуточку тишины. Радостный стройотряд. Карьера Димы Горина. Мужество.

Ещё вспоминается этот мальчик, "последний из полян", который один учится в пятом классе Полянской школы. Он там и староста, и цветовод, и дежурный - бессменный дежурный, и учат его, судя по сфотграфированным методичкам, лучше, чем в московских школах со стеклянными потолками (прозрачными воротами, какой-то там звездой), а для чего учат, для чего лучше, чем в московской элитарной экспериментальной? Он же всё равно не поступит никуда из срани своей - ни на менеджмент, ни на управление, ни даже на элементарный юрфак, да он оттуда никуда не поступит - семилетка же, слышите, хи-хи, се-ми-лет-ка, и потом, слава Фурсенко, чтобы поступить, деньги нужны, а что этот бесперспективный Павел будет вносить в альма-кассу родного вуза - млеко и яйки? Хых-хы... А его учат.

К чему, для чего, зачем?

Я так думаю, что учат его ради Бога. Не по принципу "делай что должен и будь что будет", нет. Его готовят для какго-то неясного нам, погрязшим в мышьей возне, поприща. Соборуют-собирают в тот самый "лучший из миров", об который мы столько слюнили язык в суесловьях, что и позабыли, что же это такое.

Кстати, в православных школах в Москве, что в твоём Полянском, по семь, по десять учеников в классе. Причём (задумайтесь об этом, "противники о-пэ-ка", задумайтесь в присущей вам дотошной манере), это семь, десять русских детей, а это значит всего лишь, что Мурики и Вачики, за права чьих пап вы готовы, вослед Вольтеру, поотдавать жизни, не будут бить ваше чадо ногами по голове во славу мультикультурализма и толерантности.

Впрочем, я это не вам, я просто. Дескать, хорошо кабы назначение нонешнего российского государства (всё равно, впрочем, не поверю, что существующего, даже несмотря на Ведмедева) состояло бы как раз в том, чтобы "прикрывать отход". Держать до последнего эти вот лугами порастающие экс-деревеньки, не пускать в них финского и китайского бессмысленного соседа с эффективным бульдозером. Это ничего, что семнадцатый век, и крест покосился, пусть так. Китайскому соседу не нужно. А если и нужно для какой-нибудь своей толерантной мультикультурности, то пусть лучше и не получит.

Мы ведь не "вымираем", нет. Мы умираем - и не надо резких движений. Смерть - это важнейший, кульминационный аспект земной жизни; умирать надо достойно. Без жалоб, без проклятий, без суеты - опрятным - войти в Жизнь Вечную.