Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

white

(no subject)

...Скажем, Акакий Акакиевич - слаб, жалок и ничтожен, и именно в таком качестве вызывает сочувствие. Нужно умалиться, чтобы прочувствовать Акакия Акакиевича. Но ведь, чтобы это сделать, чтобы не побояться заразиться чужой слабостью, нужно быть сильным? Вот и "воспевание человечности под предлогом слабости".

Или, скажем, в «Оттепели» (я слыхал) был персонаж, который и от фронта вроде как-то там отвертелся, и что-то там неладное начудил с женщиной, но всё равно оказался понятен и близок зрителю благодаря своим переживаниям и страданиям. В конце концов он там, говорят, нравственно побеждает другого персонажа, героя войны, на котором зато лежит печать преступного тоталитарного режима. И тем самым дарит нам надежду: "Я жалок, как ты, низок, как ты (тебе ведь тоже случалось совершать подлости, дружок?), и ничего, нравственнее иных". Как Хоббит. Это "воспевание слабости под предлогом человечности". По-моему.

Или вот "Ирония судьбы". Два героя - плохой тоталитарный Ипполит и хороший гуманистический Женя Лукашин. Что было бы, если бы Ипполит не был наделён патологической ревностью? Возможно, ничего бы не было, история бы не получилась. Женя получил бы свой четвертак взаймы и улетел в Москву. Истории бы не вышло, а тоталитаризм бы победил.

Чтобы тоталитаризму не побеждать, у него обязательно должна быть какая-нибудь патология. Концлагеря, расовая или классовая теория - что-нибудь. Но и либеральному гуманизму, по идее, чтобы побеждать, нужно быть свободным от патологий. От апологии слабости, например. От того, чтобы вменять слабость (и даже порок) в обязанность.

Но что получилось бы, если бы Женя был лишён своей слабости - инертности и безволия? (Женя слаб и зависим: от воли своей невесты, от мнения мамы, от произвола друзей, всплеск его мужественности на фоне влюблённости был оборотной стороной этой слабости – сродни истерике, и не была ли такой же точно истерикой и сама влюблённость? Недаром это почувствовал сценарист ужасного сиквела, всё-таки женивший Женю на Гале, «очаровательной»). Итак, что было бы, не будь Женя слаб? Друзья не подпоили бы его, и истории бы опять не вышло.

Слабость, получается, это хорошо. Но не как испытание, которое нужно принять и пройти, а как счастливое обстоятельство, за которое герою положены репарации.

Я вовсе не намекаю на евреев, ставших бенефициарам Мировой войны за счёт того, что они были признаны её главными жертвами. В русских сказках, в образе Дурака, используется та же стратегия: Дураку за слабость положен бонус. Да и много в каких ещё. Уж не является ли весь этот нынешний раблезианский карнавал – с гомосексуализмом, секс-образованием детей, культом потребления, кредитами, перекошенными дурацкими физиономиями на рекламе, и прочими прелестями – реваншем народной низовой культуры, взятом ею у культуры официальной?

Заметим, что в Европе официальная культура (нынешняя, пока ещё кое-где и кое-как сохраняющаяся) формировалась на базе христианства, а народная культура держалась от него в стороне, она всегда была немножко «поганой» – во всех смыслах этого слова: и деревенской – от «paganus», что значит «земледелец», и не чуждой похабщины, идущей в свою очередь от земледельческого культа плодородия. Но это тонкости.

Проще так. Церковь и государство (тоталитарные институты) регламентируют культуру, оказывают на неё давление и заставляют под этим давлением обрастать мускулами – превращают её в «высокую». Напротив, всевозможные «институты свободы» (действующие в интересах главной из всех нынешних свобод - свободы предпринимательства), стараются не только обслужить естественные человеческие слабости, но и по возможности развить их: чтобы Рынку было хорошо, люди должны как можно больше всего хотеть. Значит, надо распустить поясок и «следовать своей природе»: хочется покакать – покакай прямо здесь, не терпи, а мы сделаем этот процесс приятным, незабываемым.
white

Обида

Саньку Ермолаева Говорят, Митя Ольшанский выписался из черносотенцев. Будто бы он это сделал статусом про тётю Цилю (это москали в фейсбуке статусами посты называют). Пошёл я нашёл тот статус. Там значит, так: уважаемые мудаки. Либеральньная интеллигенция вас гобидела, вот поэтому вы против неё. Потому что никаких других быть против неё причин у человека быть не может. Потому что здравый смысл, начатки элементарной морали, страх анального изнасилования - всё за либеральную интеллигенцию. А против только зависть, обида и тщеславие, как было у меня в 2002 году. Ну и там художественная орнаментация: вам не дала тётя Циля, вы обиделись, а вы забудьте про тётю Цилю...

В целом, он прав. Это именно обида. Не либеральная интеллигентная, за которую здравый смысл (Циля не дала, Митя обиделся, партбилет пожог, из интеллигентов вышел, но прошло неумолимое время, осознал себя геем, попустило, вступил обратно), а какая-то извращённая неправильная обида - рекурсивная. Знаете, иногда к людям относятся не сообразно тому, что они для тебя сделали, а сообразно тому, что сделал для них ты. То есть не сообразно дарам тёти, а сообразно тому, как ты к ним отнёсся.
white

Записочки

Вероятно, приложения к основному 80-страничному письму. Написано на вырезанных из блокнотов и школьных тетрадок кусочках бумаги, очень плотно, часто неразборчиво, с обеих сторон. Держа их в руках, испытываешь сильную боль. Вот некоторые из них.

Collapse )