Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

white

(no subject)

Отчего ж не ответит. (Вы б ещё шагов на тысячу отошли, чтобы спросить.) С удовольствием отвечаю.

Схема такова: одни резвятся, другие должны терпеть. Причём тем, которые должны терпеть, должно быть ещё и стыдно. За церковь, правительство, русский народ, за несовершенства мира. Тем, которые резвятся, стыдно быть не должно. Им должно быть приятно. Они же святые: изобличают несовершенства мира. Письма подписывают.

А если наоборот? Давайте я порезвлюсь немного, а вы потерпите? Сверните ваше мнение обо мне в трубочку и потерпите. Мне ваши критики неприятны, они меня ранят, а я молодой отец. У меня семья, кот. Неужели трудно поиметь снисхождение? Я же никого не убил, не ограбил.

Эх, мадам, мадам. Причинение ущерба всего лишь вашему персональному душевному комфорту - и вы уже не останавливаетесь перед тем, чтоб перепоручить источник раздражения чёрту.
white

Убийственная суббота



Прошу политического убежища в Швейцарии. Да хер с ним - в Швейцарии - жизни угрожают, пожить дайте! Шойгу, сука, Чубайс, делайте что-нибудь! У меня кот, ребёнок! После того, как я написал взвешенную статью про этих дур и сук, которых наши так славно пытают в застенках ЧЕКА, на меня посыпались угрозы и нападения.

Что интересно. Вот человек как человек, смышлёный, глаза, уши, серьёзное выраженье. Всегда вежливый - давай, до свиданья, будьте любезны. Всегда такой friendly: пукни - сразу же поздравить идёт: Лев Васильич, как вам сегодня удался пук! А лобио? А салат? Словом, ведёт себя человек нормально. А тут вдруг - ап! - не узнать. Кожа с головы скатывается лохмотьями, с черепа таращатся рыбьи бельма, лягушачий рот, набитый шестернями хелицер и жвал изрыгает слюну. И этакий-то Вий, опрокидывая табуретки, начинает громить твое жизненное пространство. ГА-А-А-ГА-А-ГА-А-А... СМЕ-Е-Е-Е-РТЬ...

А я что. Я же разве плохого чего? Я же просто говорю: не надо дур прощать и "судить по правилам" - которых никто из требователей "судить по правилам" не знает, знать не хочет и в глаза ни разу не видел. (И не собирается.) Прокукарекал - и трава не расти: "Честные выборы!" (из носу вывалилась сопля) "Судить по правилам!" (и так хорошо от слова "правила" сделалось на душе, что насрал в штаны)... Надо их, вежливо пишу я, наоборот, побольше помучить. В этом смысл. Этого все честные нормальные люди хотят, не зомби.

Что ж? Наблюдения и систематизация, диктую из ада.

Половина притворявшихся людьми зомбь (назовём их "кластер Яцутко", хотя он тут и не при чём) начинают свои оскорбительные выходки с заявления "я ничего-не-понял, путано-написано, плохая-статья" (это моя статья! которую я всю ночь писал!) Другая половина (кластер Косых) подпирают щёчку и начинают выводить что-то с виду вразумительное про "судить по правилам" и "подставить другую ягодицу" (вот единственный случай, когда правильное, а не маяковское ударение в слове "ягодица" на букву "Я" не мешает его выговорить). Но оба кластера в конце концов сбрасывают свои маски - тупого хама и лицемерного заботливого ханжи и предстают в оригинальном виде. Беса, рыкающего: убивать РПЦ! Убивать РПЦ! Рвать! Кирилл! Гундосов! Часы! (Вот у нас - в церкви Иисуса Христа, святые последних дней - такого бы не было!) Всё захапли! Восстановить бассейн! Рвать! Кровь! Убивать! РПЦ! Девочки! Попочки!

То бишь желание милости к падшим оказывается - ВСЕГДА (исключений ещё не было среди моих друзей и знакомых) на поверку желанием унижения для ненавистной РПЦ. Только. Больше "девочки" ни для чего не нужны. (А оно изначально и планировалось так. Ну не для роста же милосердия в обществе их придумывали?) Из чего заключаю вывод, что милосердия не существует.

А стало быть - посидят, не переломятся.

А вы, надменные потомки гиены и попугая, вы, пока катаетесь на своих велосипедиках, жрёте, срёте в каменты, нежитесь в отпуске, фоткаете луки и читаете "Аркаим. Дневник пропавшего археолога", - Надя Толоконникова сидит за вас! Если бы вас всех туда посадить (и убить потом), то Надю что ж, и отпустить можно.

Горите! Горите! BURN! BURN! BURN!
white

Долго нищий извинялся, пальцем жопу затыкал...

Митя выразительно бредит:

"И все-таки надо зайти с другой стороны и сказать: какая-то неформальная, но "интуитивно всеми считываемая" общественная защита православных должна быть. А какая?
Разумеется, нельзя написать в УК про "оскорбление святыни". Но как-то создать предохранитель против современного искусства нужно.
Ведь любой - ну любой - сторонник свободы творческого самовыражения понимает: ну не может он выйти и сказать - "а вот, например, евреи...". И никогда в синагогу он не пойдет на панк-каддиш - хотя много "концептов" можно придумать вокруг еврейской мифологии в России.
Но люди знают: нельзя. Не надо. Без всякого УК - вот просто не надо, и все.
Как бы их так научить в отношении православной церкви?
Евреи создали себе этот предохранитель после Холокоста. Но ведь православные тоже страшно пострадали в 20-м веке - именно как православные, а не "просто так".
Жаль, Патриархия не будет думать в эту сторону. Будет "продуктивно сотрудничать с правоохранительными органами"."


Митя, ты не забыл, что кое-где сажают в тюрьму или, по крайней мере, выгоняют с работы за "отрицание холкоста"? (За атеизм, типа.) То есть с УК у евреев всё в полном порядке. Шли они к нему - да, извилисто. Через теневую политку (типа оказания услуг финансирования в обмен на), через владение значительной частью мировых СМИ, через Голливуд и пр. Но ведь шли-то именно к нему, к родному уголовному кодексу... А мы у себя дома, зачем нам кружить. Можно сразу смело начинать с того, чем всё равно всё дело должно закончиться.
white

(no subject)

Патриарх Гундяй верит в Путина
Лучше бы в Бога, сука, верил
Пояс девы не заменит митингов -
На протестах с нами Приснодева Мария!

(Хор)

Богородица, Дево, Путина прогони
Путина прогони, Путина прогони
(конец хора)

white

Доктор Хаус, мужчина-врач

Есть такая Серия доктор-хауса, где чувак "заключил договор с Богом" - распял себя на кресте, чтоб его дочка вылечилась от рака. Она вылечилась, и он с тех пор каждый год распинает себя, ему помогают его друзья-чуваки. Все они, естественно, латиноамериканцы, католики.

Это одна из немногих серий, если не вообще единственная, где Доктор-хаус злится. Он человек очень широких взглядов (в той же, по-моему, Серии пририсовывает к фотографии своего сотрудника-еврея гитлеровские усики и чёлочку), но допустить рядом-существование верующего пациента ему трудно. Как будто это не одна из многих человеческих слабостей. Я думаю, он просто ревнует. (В той же, по-моему, Серии сотрудник-еврей ревнует свою жену, которая ему изменяет, потому что тоже ревнует, потому что он ей изменяет.) Доктор Хаус не любит, когда верят в Бога, потому что сам бог. (По принципу "не люблю писателей - сам писатель".)

Написал об этом писульку, вставив в неё слово "прохоров", чтоб опубликовали. Её опубликовали в рубрике "дневник протеста". Учусь жить по-новому. Заодно задумался: а кого хотел бы я видеть кандидатом на пост президента? Может быть, Олега Ивановича Романцева? Опыт работы с документами у него есть...
white

Фено мено

Пишет знакомый друг:

"...Отсюда совершенно очевидно, что Крылов - это просто как бы несколько более спокойная Новодворская. Литературно изощренный Чубайс. Как же я возненавидел их тогда ещё - стоило им только появится. Всеми кишками. Сам дискурс этот их... Когда замелькало, поперло отовсюду: "нормальная страна", "собственность", "свобода", "европа". Боже, как же чужда мне Европа! Никакого интереса. И даже Достоевский в сущности и по большому счету чужд, когда кидается в Европе на какие-то там "камни" полобызать, да слезами поумываться над ними. Вот хоть тресните, но любая Ливия мне милее. Или Куба.

(И откуда, кстати, Крылов взял, что русские себя "козлят" за то, что они русские? Сколько живу ни разу такого не встречал (только читал про Смердякова и слышал в анекдотах про сожалеющих насчет того, что нас немцы не завоевали - пили бы тогда хорошее пиво, дескать). Ну кроме самого Крылова. Вот он действительно глубоко и искренне неудовлетворен тем, что он русский.)"



От себя добавлю: зато Костя Крылов несомненно удовлетворён тем, что он Костя Крылов. Его высокая миссия (и, прямо скажем, жертва) состоит в том, чтобы подтянуть Россию и русскость до своего уровня. А раздражает нас тут, пожалуй, вот что: раздражает нас наша "нравственность", то есть христианская отсталость, косность и ограниченность. Мы привыкли, чтобы Бог обязательно приносил себя в жертву, и мы бы ужасались, и угрызались совестью и спрашивали себя мысленно: а я бы вот так - смог бы? и отвечали "не смог" и мучались ещё больше, осознавая, что не можем, но всё равно должны. А тут жертва выглядит как приём у специалиста: нажал на кнопку, получил результат. Феноменология-с.

(В эпоху фено-мено почему-то модно хорошо выглядеть. Националисты фотографируются, позируют и сидят на диетах, а православные активистки высмеивают друг друга за фасон юбок и цвет платков. Интересно, к чему это.)
white

Православная этика и дух социализма

Константин Сутягин: "Читал внимательно биографии великих людей и вдруг заметил, что в основе каждого успеха всегда лежит какая-то хоть маленькая, но неприятность. Компромисс какой-нибудь, подлянка, предательство, жульничество. Если никакой подлянки нет, то успех приходит к художнику по капельке, незаметно, так что это и не успех вовсе".

Я бы даже сказал, что успех непосредственно на трёх этих поименованных китах зиждется: компромисс, жульничество, предательство. Иногда о них забывают, иногда не замечают, как и когда совершили, но каждое наше "хорошо" чьими-нибудь слезами оплачено.

И это, пожалуй, "основы православной этики". Тут тебе и почему Татьяна Ларина, влюбившись, плачет (а не порхает, как бабочка), тут тебе и "почему Россия не Америка". Макс Вебер, нет?
white

Отцы, монаси и свободные граждане!

К вам обращаюсь за помощью. Вот мы тут (В_Шевцов, Боярыня, Егор, ещё один человек) обсуждали в предыдущих постах этот отрывок из "Адаптации", где человек приходит в церковь, молится своими словами, потом говорит со священником, - и все по-разному, но вроде бы сошлись на том, что не хватает там чего-то, зерна какого-то. (Не роману не хватает - читателям отрывка не хватает.)

Не хватает убедительности священнику, словам его, не хватает экстатичности, - Чуда, если очень и очень грубо. Потому что вера - это не то, к чему можно прийти умом, логически, "подвергнувшись доказательству". Это Превращение, как в фантастическом фильме, где обычные люди, будучи покусаны пришельцами из космоса, начинают смотреть куда-то за горизонт и с ровными улыбками на лицах творить что-то странное.

Неукушенному не объяснишь, что они там, за горизонтом, видят. То есть, объяснить можно, но это будут только слова, с лёгкостью покрываемые другими словами, так что смысла нет. Объяснить нельзя - но можно укусить, заразить. Мужчины часто приходят к вере не через потрясения, озарения и так далее - а попросту "половым путём", через жену. Я немало таких знаю, вы тоже. В том числе и священников.

Ну а если тебя не инфицируют, то тут да, чтобы к вере прийти, нужна встряска почище дзенских озарений, и вот её-то мы и ждём от литературы "про это" - ждём чего-то особенного. (Хотя бы выразительной незаурядности.)

Внимание, вопрос. Уверование как перемена агрегатного состояния личности, как ИЗМЕНЕНИЕ, уверование "с нуля" (как у современников Христа) - это, так получилось, общее для нашего поколения представление, общий опыт, - это я понимаю.

Но вот я чего не понимаю: а когда человек с детства воцерковлён? Тогда - что?

И сколько случаев мы знаем, когда дети священников вырастают и отходят от церкви (а то и от нравственной жизни), не просто потому, что церковь для них - навязшая на зубах обыденность, но ещё и потому, что это нормально для молодых - уходить и отдаляться от родителей, искать другие пути...

Не хотелось бы вдаваться, скажем, в разницу между православным и католическим Крещением (хоть оно и не вредно мне), речь не об этом. Вот у меня рассказ Сергея Шаргунова, смею утверждать, хороший рассказ - "Как я был алтарником". Воспоминания о детстве. Ну мы типа знаем, чей он сын, и знаем, как мотала и помотает ещё, вероятно, его нелёгкая. Вот я над этим думаю. Без богословия, по-простому. А мыслей - нет.

Что посоветуете? Спасибо.
white

Адаптация (дальше)

Войдя в церковь, я перешагнул свой обычный порожек отчуждения – это было похоже на легкий спазм глотательного движения. Купил в лавке у входа свечи, направился к кануну, прямоугольному поминальному столику, вставил в подсвечник горящую свечу и стал молиться своими словами о том, чтобы Бог помог моей матери и облегчил ей существование на том свете. Я не то, чтобы верил в собственные слова – просто говорил их, находясь в состоянии прозрачного автоматического движения. Я молился с той же мучительной силой, с какой, наверное, пытается получить солнечный загар пришедший на пляж человек. Ему жарко, душно, он лежит на солнцепеке лицом вверх и минут десять-двадцать терпит солнечный жар, пытаясь расслабиться – все это время его кусают насекомые, щекочут травинки, заливает пот лицо. Ему хочется забыться под солнцем – но чем больше он так думает, тем все мучительней ему лежать и не двигаться. Вытерпев и досчитав про себя до тысячи, человек, наконец, с радостью вскакивает и бежит окунуться в холодную реку, зная, что порцию загара он все-таки получил.

Было легче понять, что я говорил, чем произнести:

Collapse )